?

Log in

No account? Create an account
nikadubrovsky's Journal
Thursday, June 10th, 2010

Date:2010-06-10 12:11
Subject:Свобода бывает только для всех
Security:Public

На самом деле израильский режим власти никакого отношения к демократии не имеет. Об этом, собственно, заглавный пост в моем ЖЖ.

Заглавный пост:

Может ли Израиль быть еврейским и демократическим государством? Одновременно - нет. Либо - еврейским, либо - демократическим.

Является ли сейчас Израиль демократическим государством? - Нет. Секторальное государство с различными правами граждан разных секторов не может быть демократическим. В демократическом государстве нормой является равенство прав всех граждан. Государство, члены парламента которого могут выйти из своей партии, создать новую партию и получить на неё гос. финансирование, не является демократическим. Государство, оккупировавшее территорию, на которой в режиме оккупации живут люди, не являющиеся его гражданами, не является демократическим.

Кстати, в Израиле режим частично теократический. Все вопросы брака, развода, рождения и смерти (где похоронить солдата-нееврея?) решаются через раввинат. Огромное количество израильтян регистриует свои браки вне Израиля. Сейчас может выйти новая инструкция раввината - и они все не будут считаться евреями
.

Обсуждение нового закона равината:

Новые инструкции: для брака или развода репатрианты должны подтвердить еврейство.
В категорию "невыясненных" зачислены все, чьи родители поженились без "ктубы" (брачного контракта), выполненной при участии признаваемого главным раввинатом Израиля раввина
.

В главном раввинате отмечают, что раввины, регистрирующие брак, будут обязаны требовать от людей документы, подтверждающие их еврейство: в списке необходимых документов оригиналы свидетельства о рождении самого претендента, его матери и бабушки, а также оригиналы свидетельств о браке и расторжении брака матери и родителей матери.

Как уточняет Ynet, при подаче заявления желательно прийти с матерью и, если это возможно, с бабушкой со стороны матери. Заявители должны будут также заполнить бланки с подробными персональными данными своих родственников, включая номера удостоверений личности, дату и место рождения и домашний адрес родителей, братьев и сестер бабушки и самой бабушки.

Проверку предоставленных документов будут проводить судьи раввинских судов и уполномоченные раввины, в ряде случаев они будут направлять их для рассмотрения сторонних уполномоченных организаций, при этом заявителей обяжут оплатить расходы.

Комментарии к новостям рулят: 

Как хорошо, что подобных законов больше нигде нет, кроме Израиля. Еще лучше, чтоб и в Израиле "церковь" отделили от государства. При всем уважении и сохранении пособий хранителям веры и традиции надо бы ограничить их властные полномочия. А описанный порядок для хупы и для гета действительно вещь не новая - меня еще в 91-м году развел "раввинский" суд из трех иешиботников, которые мне подсказывали слова разводной формулы, и которым я подсказывал буквы адреса разводного письма... Перед процедурой пришлось заполнить анкету в 50 вопросов-ответов, основной целью которой было выяснение еврейства соискателей. Составлено было умно, надо было привести уменьшительные имена всех старших мужчин в двух семьях - мужа и жены... В противном случае, если не так заполнил анкету, как положено, и у ребе возникли бы подозрения в еврействе, брак признавался недействительным, а дети - мамзерами (незаконнорожденными). Иногда кажется, что изучение Торы и Талмуда, и обход многих таких вот преград и отточил за века еврейский ум и сообразительность..

если бы при разводе возникло бы сомнение в еврействе Вас или жены- то брак бы конечно недействительным признали, но детей бы признали не мамзерами, а неевреями ( в случае сомнения в еврейсте жены). Если сомнения были бы в Вашем еврействе- то дети еврейки, они и от негра евреи. Статус мамзеров бывает при недействительном( неправильно проведенном) разводе двух евреев, и то если женщина потом вышла замуж и родила еще детей, так вот статус мамзеров в таком случае у них ( не дай Бог). Но статус нееврея значительно лучше- от него хотя бы гиюр спасает.

Реформисткие равины протестую, но они, кажется, не имеют официального веса?

в Израиле родилось 80 тысяч детей, записанных в документах как "неевреи", и что необходимы радикальные меры, чтобы решить проблему гиюра в стране.

Реформистский раввин Гилад Карив заявил, что нынешнее положение "разделения на два народа" было создано раввинами-традиционалистами и потворствующим им правительством.

За стеной живут нелюди-муслимы, а внутристраны многочисленные мамзеры и "невыясненные".
И проблемы у этой категории граждан возникают не только, когда нужно развестись или зарегистрировать брак.

Сложности возникают с похоронами.

Этого послали, потому что эфиоп и на иврите толком не говорит:

Отец 16-летнего Сисаи Ашту не думал, что несколько провалов на экзаменах на курсах вступления в иудаизм – "гиюра" – приведут к таким серьезным проблемам: семья мальчика, погибшего в субботу в результате падения с крыши, не может найти место для погребения Сисаи.

Этому разрешили, потому что "погиб при исполнении":

21-летний сержант Армии обороны Израиля Илан Святковский, который погиб в пятницу в секторе Газы в бою с палестинскими террористами, был похоронен сегодня, 28 марта, на военной части еврейского кладбища Ришон ле-Циона. Как отмечает агентство Ynet, несмотря на то, что Илан еще не завершил процедуру перехода в иудаизм – гиюр – он был похоронен, как еврей.

Ребенка похоронили, но не сразу:

"Когда кто-то умирает, его необходимо похоронить. Чтобы похоронить, необходимо чтобы религиозный совет Офакима, города в котором жил Арик и его родители, город в котором он жил и учился, разрешил похороны", - пишет газета "Маарив". Однако у представителей религиозного совета Офакима возникли сомнения в еврействе мальчика. Это значило то, что родителям могли запретить похоронить сына на кладбище, находящемся недалеко от дома. Израильские СМИ называют расследование, начатое раввинами, "постыдным". Но резче всего в адрес членов религиозного совета высказывается газета "Маарив", которая пишет, что "в сердцах этих людей нет ни жалости, ни сострадания". Газета "Исраэль а-Йом" с горечью замечает: "было начато расследование, как будто недостаточно было боли родителей, потерявших ребенка".
"Маарив" пишет, что мать Арика репатриировалась из СНГ, и поэтому возникли сомнения в ее еврействе и еврействе ее сына. При этом издание отмечает, что Арик, голубоглазый блондин, был сбит водителем, в еврействе которого не возникает никаких сомнений.

Газета "Маарив" называет факт проведения расследования "постыдным". По информации этого издания, раввины спрашивали учителей школы, известно ли им что-нибудь о вероисповедании Арика, а также просили рассказать об образе жизни его матери, как будто это могло служить доказательством того, что они не являются еврееями.

"Маарив" пишет, что в конце концов, Арик будет похоронен в Офакиме. Но не потому, что теперь нет никаких сомнений в его еврействе, а потому что его приемный отец является коренными израильтянином. Итан Офер прекрасно говорит на иврите, и после ДТП не перестает выступать перед журналистами. "Религиозный совет предпочитает не связываться с такими", - пишет газета "Маарив", а далее отмечает, что можно только представить, что переживают семьи, которые в одиночку вынуждены бороться с религиозным советом.

54 comments | post a comment



Date:2010-06-10 12:22
Subject:Премия Соучастник.
Security:Public

отличная статья по делу Трушевского от впередовцев: 

После вручения Трушевскому вместе с Лоскутовым, Пищиковым и Ерофеевым премии «Моральная поддержка» не все поняли, кого же именно решило морально поддержать своим авторитетом арт-сообщество.
...
Остается понять, для чего потребовалась Палажченко такая демонстративная акция и какие свойства нашего общества она отражает. Это, конечно, гораздо важнее, чем обсуждать мелкого, но удачливого жулика, частным свойствам которого мы, как наверняка уже многим кажется, уделяем слишком много внимания. Проблема, однако, именно в том, что вся публичная политика в России есть бесконечная проекция и апология частного: абсолютизация кулуарных договоренностей, непрозрачных полублатных кодексов, дружеских отношений. И именно в этой точке сталкиваются и становятся политически важными два принципиально разных подхода к делу Трушевского.
...
Первый подход, который разделяем и мы, состоит в том, что можно, конечно, сколько угодно частным образом поддерживать обвиняемого в изнасиловании – ставить за него свечки, собирать ему деньги на адвоката и т.п., - но превращать такую поддержку в публичную позицию (ссылаясь на рискованную эксцентричность художника, сложность этого мира и относительность любых категоричных суждений о нем и т.д. и т.п.) КАТЕГОРИЧЕСКИ НЕВОЗМОЖНО. Невозможно, потому что любая общественная конвенция, основанная на этой позиции, будет оправдывать бесправие жертвы и право сильного

Таким же образом действует и призыв «не устраивать шум», «не привлекать внимание», «не кричать громко», отражающий общество как структуру полузакрытых сегментов с собственными внутренними нормами, установленным по праву сильного и власть имущего. Трагично, что призыв этот объединяет самых разных людей – друзей обвиняемого и художников, считающих, что есть дела и противники посерьезнее, парней, понимающих толк в жестком сексе и сердобольных женщин, искренне не желающих жертве (и всем будущим жертвам, видимо) позорной огласки, сложноустроенных интеллектуалов и жжшных гопников, ну и, конечно, беспринципных воротил, любящих искусство, вроде Николая Палажченко. Последние не без оснований воспринимают требование открытого суда над Трушевским (а именно таким было одно из требований майских акций в Москве) как лозунг некоторых внешних по отношению к искусству сил, руководствующихся не особой «автономной» (а по факту корпоративно-блатной) логикой арт-поля, а иными этическими или политическими императивами, а потому опасных.
...
«Ни в коем случае не доверяйте внешним силам – активистам, радикальным политикам и т.д., они преследуют свои интересы. Ваша профессиональная деятельность – вне политики. Мы одна семья, у нас общие интересы. С нарушителями разберемся сами, не вынося сор из избы», - именно на этой риторике основана сегодня политика и микрополитика власти в самых разных сегментах общества. Так говорят рабочим хозяева заводов, «вынужденно» сокращая зарплату и увольняя, преследуя, уничтожая профсоюзных активистов. Так говорят университетские бонзы, желающие и дальше спокойно пилить бюджетные средства, делить взятки и приватизировать помещения. Так же говорят и в Кремле, списывая любое недовольство на внешний заказ, ведь пока гибнущих за копейки шахтеров и нефтяных магнатов объединяют «общие национальные интересы», власти хозяев корпорации ничего не угрожает
...
Что касается профсоюза, как возможности для работников формулировать свои собственные, внутренние и независимые интересы, то и об этом, конечно, есть особое выстраданное мнение у Николая Палажченко. «Для каждого творческого человека главным работодателем является искусство и он сам. Может, лучше не профсоюз, а просто психотерапевта хорошего найти себе? …все как-то утратили ценность свободы, которую нам дали девяностые, могут быть какие-то группы, какие-то небольшие ассоциации, которые будут отталкиваться от неформальных связей между людьми… Дело в том, что для творческого человека (не только художника, но, мне кажется, для галериста, для критика) любое участие в любых ассоциациях является тяжелым ярмом и ценность свободы, личной и профессиональной, является одним из самых главных приоритетов.» ( http://may-congress.ru/material19.html)

Блестящий личный успех и ошеломительная карьера - вот главный и единственный приоритет, объединяющий «неформальной связью» художников, галеристов и критиков, единственная ценность, конституирущая арт-сообщество как таковое. Это вполне устраивает чиновников и дельцов от contemporary art, именно поэтому они с радостью подхватывают идею автономии искусства от политики. Ведь если сегодня давление «внешних сил» (либо внутренних агентов политизации) заставят арт-сообщество «сдать своего», то «единство» и псевдоавтономия, основанная на поголовном цинизме и круговой поруке, позволяющим начальникам устанавливать свои законы, помыкать и прикармливать, будут нарушены.

1 comment | post a comment



Date:2010-06-10 13:25
Subject:Бойс vs Уорхал
Security:Public

 

Сходили с прекрасным юзером naechste  в Museum für Gegenwart.
Посмотрели большее колличество искусства 60-70-тых. 

Очень смешно выглядят работы группы Fluxus в окружении строгих немецких музейных охранников.
Немолодые мужчины стоят (а не сидят, как российские музейные бабушки) по стойке смирно и с нескрываемым
подозринием наблюдают за передвижением посетителей. 
Чуть кто приблизился к шедевру или вдруг решит поскрести ногтем реди-майд игрушку в экспозиции  немедленно следует грозный окрик.
 Интересно, а меры физического воздействия они применяют?

Не так давно в Барселоне  мы сходили на выставку, посвященную Джону Кейджу
Там были вывешены ноты для исполнения музыкальных произведений, заключавшиеся в инструкциях пользователям.
Что-то типа: "Возьми телефонную трубку, набери три цифры, поскреби по оконному стеклу..." и прочее.
В витринах были выставлены объекты, которые предполагалось трогать, нажимать, короче совершать с ними разнообразные деяния. 
Испанские служители не уступали в свирепости своим музейным коллегам.
Ноэл решил, что нужно написать музыкальное произведение: "Поход в музей или Прорыв", в котором описать взаимодействие зрителя и музея.
Что-то вроде: "Приблизился к картине. Окрик служителя. Три раза постучать по витрине. 
Грохот бегущих на перехват ... и т.д."

Правда, посмотрели с naechste  видео с  улыбающимся Бойсом, окруженным учениками.
 Но общий контекст музея для работ
Fluxus - убийственный. 

Интересно, что Уорхал как раз прекрасно смотрится в современных музеях. 
Все современное искусство располагается между двумя полюсами - Бойсом и Уорхолом. 
Очевидно, что формальная победа досталась Уорхолу. Не менее очевидно, что сегодня наступают времена Бойса.
Нужно только выковырять его из музеев, отбить у музейных служителей.

34 comments | post a comment



Date:2010-06-10 23:56
Subject:Про работу.
Security:Public

 У меня в ЖЖ довольно часто обсуждается вопрос: как же общество может прокормить всех этих безработных тунеядцев, которые ничего полезного не умеют делать, сидят на попе ровно и жрут наши бесценные цивилизационные ресурсы. 

При этом большинство понимают, что многие их сограждане работают в поте лица на работах не только не нужных и бессмысленных, но даже и вредных.  Вредных для себя и окружающих. Иначе говоря, было бы лучше, чтобы они сидели дома, получали бы скромное пособие от общества и не работали.

Возьмем ЖЖ. Для абсолютного большинства пользователей блогерство - это  форма существования в социуме. Мы  так дружим, размышляем, обмениваемся информацией, учимся чему-нибудь.

Однако, часть блогеров, отвечая общественному запросу "работай и зарабатывай" так и сделала: торгует дружбой и доверием других пользователей. 

 dobrokhotov  взял на себя труд составить список негодников.

Любопытно, а как бы прореагировала публика, если бы выяснилось, что подавляющее большинство 
граждан работает и зарабатывает именно таким "честным" способом:
- выдают в банке ненужные кредиты на строительство ненужных квартир и домов
- рекламирует не нужные и приносящие ужас и разорение кредиты
- пилит деревья, месит бетон, добывает нефть, чтобы построить не нужные квартиры и дома
- сторожит ненужные дома и прилагающиеся к ним кредиты и стройматериалы и т.д.

Зы
Почемуя написала о ненужных домах и квартирах? Потому что после того, как грохнулся рынок доткомов, главной инвестицией по всему миру стала недвижимость. В результате было построено огромное количество жилья, в которое никто никогда не въедет и не будет там жить. В Америке кризис начался именно с падения цен на недвижимость. Перепроизводство пригородных домов, экологически вредных, энергоемких, до которых можно добраться только на машинах, построенных в местах, где человеку нечего делать, кроме владения этим домом, привело к тому, что их покупать перестали.
Если кто-то умудрился пропустить историю возникновения нынешнего кризиса, можно посмотреть вот здесь.
В Испании рынок недвижимости еще ждет своего часа. В России, с традиционной скученностью населения в больших городах, строили тоже в основном дорогое инвестиционное жилье. 
Строительство по типу: "представим гражданам возможности улучшить жилищные условия", может где-то и проводилось, но если сравнить его с инвестиционным строительством, оно располагается в районе статистической погрешности.
В Америке во время пика кризиса уже предлагалось разрушить бульдозерами "не нужные дома", которые мешают росту цен и этим спасти рынок. 
Что сейчас делают с "ненужной недвижимостью" я не знаю, но она изначально предполагалась не для жизни, а для спекуляций.

Что, если им всем выдать по небольшому пособию в расчете на то, что они будут вести бесплатные блоги? 

зы
По ссылке отnnikif  прочитала разговор моего любимого 
Cognitive Surplus: The Great Spare-Time Revolution Clay Shirky с Daniel Pin, в котором они приводят замечательные цифры, доказывающие, что мотивация кнута и пряника для большинства людей основной не является. 

Для тех, кто не знает английского  очень приблизительный пересказ: 

те, кто родились в 60-тых , уже просидели у телевизора в среднем по 50 000 часов. Это 5 с половиной лет жизни. 
У жителей индустриального мира оказалось гораздо больше свободного времени, чем мы предполагали и теперь, заполучив компьютеры, они принялись тратить его на общественно-значимые проекты. 
Википедия - это 100 миллионов часов общественных работ!
Однако, это всего лишь одна десятая от одного процента свободного время, которое граждане тратят на просмотр телевизора. 
В Америке эта цифра - 200 миллиардов часов ежегодно. 
Можно говорить о том, что у общества появился гигантский когнитивный профицит, который себя проявит в ближайшем будущем.




173 comments | post a comment


browse days
my journal