November 20th, 2015

Война и процветание

KMO_086445_07277_1_t218_202948

Сергей Плохий «Последняя империя»
Книга историка, гарвардского профессора Сергея Плохия подробнейшая увлекательная реконструкция последних месяцев существования СССР. Главная задача здесь: опровергнуть общераспространенную — и в России, и в Америке — идею о том, что США жаждали распада Советского Союза, готовили его и воспринимали как свою победу в холодной войне. Если верить Плохию, все было наоборот: Америка всеми силами пыталась спасти Союз в горбачевской версии, опасалась наступления хаоса. Исчезновение же государства произошло из-за конфликта между руководством России и Украины. Очень актуальный, в общем, сюжет.


Отличный комментарий к идее конспирологических теорий, в приверженности к которым меня в последнее время обвиняют.
Конечно, не корректно использовать формулировки "Америка хотела" или даже "Руководство России".
Следует точно указывать какие именно силы в руководстве той или иной страны что хотели в какой момент,
потому что иначе как раз случается тотальная конспирология, то есть упрощение, которой стоит боятся как огня.
и спасибо тем, кто меня предостерегает от этой болезни.

И не знаю кто уж там по мнению Сергея Плохих из американского руководства был не рад распаду СССР, но толпа западных бизнесменов, которая хлынула в Россию, в расчете поживиться плохо лежащим добром была огромной.
Довольно очевидно, что подъем западной экономики произошел в 90тые как раз за счет расширения рынков сбыта на Восток, за счет того, что советская империя и ее сателлиты была проглочена западом.
Нынешний кризис вызван тем, что новых не освоенных территорий больше нет.
А как очень внятно объяснил Давид Грэбер возможности всем жить согласно своим доходам и расходам, ни у кого ничего не одалживая и никого не пожирая в современной экономической системе просто нет. Хотя бы потому, что сама суть денег - это долги. А долги не могут быть распределены равномерно.
giphy

Другой способ создать новые территории для освоения - это война.
Сначала все разрушить, покалечить кучу народа, а потом все за нового достраивать и всех лечить.

Новые выставочные пространства

11165113_985855848124078_4649189453226910578_n

Летом 2006 года в Петербурге открылась новая некоммерческая галерея. К «Паразиту», не первый год занимающему коридор «Борея», и «Окну» Константина Митинева, прибавилось еще одно миниатюрное выставочное пространство. «Дверь» – сама по себе объект. Это встроенная в глухую стену массивная металлическая дверь на четвертом этаже Арт-Центра «Пушкинская-10». Раз в месяц здесь появляется новая выставка. Иногда в открытом дверном проеме вывешиваются изображения и объекты. Проект Евгении Коноваловой не только превращает жилые и служебные помещения в выставочное пространство. «Дверь» – попытка работать в рамках объектного искусства.


и у нас открывается в Питере выставка в галерее Дверь

Мейл-арт проект

Участники:
Ника Дубровская
Ева Жигалова
Янка Сметанина
Мари Сокол
Таня Сушенкова
Ира Фёдор
Аня Хаит

Дневники ОАП (общества анонимных переписчиц/-ков), или же Записки на подолах – проект Ники Дубровской, Евы Жигаловой, Янки Сметаниной, Мари Сокол, Тани Сушенковой, Иры Фёдор и Ани Хаит в технике мейл-арт. С разных точек зрения, обусловленных их опытом гендерных отношений, и из разных географических мест, предполагающих различный опыт повседневности, художницы в течение года, с марта 2013 г. по март 2014 г., вели переписку дневникового типа.
Анонимные переписчики – кроме непосредственно участвующих в проекте, ими являлись и работники почты, и случайно вовлеченные люди.
Проект начался весной и велся в этот период тремя участни_цами (т.к. одна из нас называет себя в мужском роде) с разными, максимально отдаленными друг от друга согласно существующим общественным установкам, «женскими» и социальными статусами: по отношению к браку и наличию партнера, наличию детей и желанию/возможности деторождения, проживанию в России или Европе, крупном или малом городе, по положению мигранта или постоянного жителя, по виду занятости.
С лета в открытый обмен личным опытом, впечатлениями, воспоминаниями или ежедневным творчеством включались и выключались другие участницы. Обычно из числа знакомых кого-то из предыдущих, путем сарафанного радио. Некоторые художницы не были знакомы друг с другом ранее, и даже во время обмена дневниками не встречались вживую, а узнавали друг друга опосредовано, через письма, а также через чат в фейсбуке – инструмент, в отличие от дневниковых писем, дававший общение с обратной связью.
Открытость посланий была основным условием, в том числе исследующем границы самоцензуры, а также позволяющем окружающим (как минимум, почтовым работникам) становиться и соавторами, и зрителями.
В результате, у каждой из участниц оказалась часть общего архива почтовых открыток и перепутанные женские истории, фиксированные на микро событиях и глубоко личных переживаниях.