nikadubrovsky (nikadubrovsky) wrote,
nikadubrovsky
nikadubrovsky

Революция и джихад.

В статье, посвященной взаимоотношениям западных левых и исламских радикалов, Тарасов рассуждает о процессе формирования мусульманских фундаменталистких организаций.
Вот так Тарасов описывает классовые различия традиционалистов и фундаменталистов, на примере Афганистана:
"Даже лидеры традиционалистских и фундаменталистских организаций заметно отличались друг от друга. С. Моджадидди, например, происходил из семьи хазратов (то есть прямых потомков пророка Мухаммеда), основателей влиятельного на Востоке исламского ордена Накшбандия. Клан Моджадидди был одним из самых богатых и влиятельных кланов Афганистана. С.А. Гилани также происходил из семьи хазратов, основателей суфийского ордена Кадирия, особенно влиятельного в Северной Африке и Ираке. Сам Гилани был пиром ордена, его семья владела огромными земельными угодьями в Афганистане.
Лидеры же афганских фундаменталистских организаций сплошь были выходцами из средне- и мелкобуржуазной среды, а по персональному социальному статусу – типичными представителями городских средних слоев, «среднего класса». Это – вообще классическая картина для фундаменталистских лидеров: «Идеологи и руководители исламского фундаментализма, как правило, не представляют традиционную религиозную верхушку исламского общества. Многие из них не имели и не имеют базового религиозного образования. Так, основатель ассоциации «Братья-мусульмане» Хасан аль-Банна был преподавателем средней школы, сыном часового мастера, а основатель фундаменталистской организации «Джамаат-и ислами» в Пакистане Маудуди – журналист, выходец из семьи адвоката. Наиболее радикальный и последовательный идеолог и практик афганского фундаментализма Г. Хекматьяр имеет незаконченное высшее техническое образование. Сердцевиной фундаменталистских течений в различных странах распространения ислама, в том числе в Афганистане, являются не богословы, а богословствующая интеллигенция»
»
При чем Афганистан - это только типичный пример. То же самое происходит и в других мусульманских странах. По мнению марксиста-Тарасова, мусульманские фундаменталисты - это реакционная мелкая буржуазия, которая стремится к порабощению своих народов. Евреев и американцев используют в качестве "внешнего врага".
Некоторые французские и сирийские авторы утверждают, что Хомейни был вовсе не так иррационален, как кажется, что для свержения шаха аятолле нужно было найти такое пугало, против которого можно было бы сплотить весь народ, всех шиитов. Помимо евреев и бехаитов, такими пугалами могли быть коммунисты и американцы. Но с американцами простой иранец сталкивался редко – в Тегеране, да еще в нескольких городах, да на острове Киш. Безбожные коммунисты хорошо подходили на роль пугала. Недаром же Хомейни считал их страшней американцев. «Америка хуже Англии, Англия хуже Советского Союза, а Советы хуже их обеих!!!» – писал он[38]. Но компартия ТУДЕ (Народная партия Ирана) была при шахе в глубочайшем подполье, а руководство партии сидело в Москве и Праге. Рядовые иранцы коммунистов в глаза не видели.
Вот такой марксиский анализ Иранской революции:
Подобно тому, как классические фашистские движения были движениями «среднего класса», то есть en masse средней и мелкой буржуазии, которая решила отнять часть власти у существовавшей элиты – крупной буржуазии и аристократии[61], так и исламский фундаментализм является движением средней и мелкой буржуазии, которая вступила в своих странах в борьбу за власть (часть власти) с существующими элитами. Как правило, к этим элитам относились местные феодалы и крупная буржуазия, традиционно компрадорская (отсюда и антиамериканский, антиимпериалистический посыл исламского радикализма и фундаментализма). Эта же причина классового характера определила поведение исламистов по отношению к своим левым союзникам.
Мелкая и средняя буржуазия (впрочем, после захвата власти ее представителями они, конечно, повышают свой социальный статус) может найти компромисс с крупной буржуазией, но, разумеется, не с теми, кто – как последовательные сторонники социалистической идеи – выступает за уничтожение буржуазии как класса и частной собственности как основы власти буржуазии.
Поэтому фундаменталисты, привычно говорившие – вслед за Хомейни – что «исламская революция» призвана «защитить обитателей хижин от обитателей дворцов», придя к власти, сами стали обитателями дворцов, а вместо «справедливой исламской экономики» построили обычную капиталистическую экономику, в которой не только существуют работодатели и наемные работники со всеми присущими такому порядку классовыми конфликтами[62], но и функционируют «исламские банки», которые, разумеется, по всем законам капитализма берут процент, то есть занимаются строжайше запрещенным в исламе ростовщичеством[63].
Как и следовало ожидать, вместо снижения социальной дифференциации «исламская революция» привела к ее увеличению. Через 10 лет после падения шахского режима число иранцев, живущих в бедности и откровенной нищете, увеличилось до 34 миллионов (при общей численности населения в 49,5 млн человек), а число миллионеров по сравнению с дореволюционным периодом увеличилось в 7 раз!

Вот и нужно было бы помогать марксистам и левым движениям в Палестине, а не правым реакционным фундаменталистам, на которых по мнению Тарасова сделали ставку израильтяне.
Поощрять исламских фундаменталистов израильские власти начали с лета 1979 г. (по другим сведениям – с начала 1980 г.). Сделать это было нетрудно: достаточно было закрыть глаза на ввоз и распространение фундаменталистской литературы и провести соответствующие перестановки среди исламского духовенства (в Израиле исламское духовенство – в отличие от духовенства других конфессий, пользующихся автономией, – подконтрольно государственной администрации, назначаемо и сменяемо ею, кроме того, государство контролирует почти полностью денежные средства мусульманской религиозной общины). В результате очень быстро в Израиле и на оккупированных территориях утвердились фундаменталистские организации. Израильское правительство рассчитывало, что фундаменталисты подорвут влияние ООП среди палестинцев. Расчет оправдался: встав на ноги, фундаменталисты занялись уничтожением сторонников и активистов левых организаций, входящих в ООП, которых фундаменталисты устами креатуры «Братьев-мусульман» верховного муфтия Иерусалима шейха Саад-ад-Дина Алями провозгласили «врагами Аллаха» (атеистами). Фундаменталист Саад-ад-Дин Алями, посаженный на свой пост израильской администрацией, прославился, между прочим, и другим интересным заявлением, а именно, фетвой (официальным разъяснением, обязательным для верующего), из которой следовало, что «безбожный» «социалистический» режим в Сирии – более опасный враг для мусульманина по сравнению с религиозным режимом Израиля, поскольку социалисты вообще отторгнуты от Аллаха, а иудеи – нет, они лишь ошибаются, доверяя более раннему пророку Аллаха (Мусе, то есть Моисею), а не более позднему (Мухаммеду). Интересно, что фетву эту шейх Алями вынес в 1982 г. – в момент агрессии Израиля против Ливана и противостояния на ливанской территории израильских и сирийских войск[77].
Левые оппоненты Ясира Арафата позднее обвиняли его в том, что руководимое Арафатом Движение палестинского национального освобождения (ФАТХ) – крупнейшая организация в ООП – заключило с исламистами тайное соглашение о «сферах влияния» и совместной борьбе с левыми. Документально подтвердить эти обвинения не удалось, но сам факт такого соглашения вполне вероятен: случаи нападений исламистов на сторонников буржуазно-феодального ФАТХ единичны, а случаи срывов исламистами массовых мероприятий ФАТХ и вовсе неизвестны, в то время как левые были постоянной мишенью исламистского террора. Но вот сговор исламистов с израильскими правыми – факт совершенно очевидный.
Поощрение израильской администрацией исламских фундаменталистов доходило до того, что если происходили нападения исламистов на мероприятия входящих в ООП левых, израильтяне специально отводили полицию и армию из района беспорядков, чтобы дать исламистам возможность беспрепятственно расправиться со своими противниками. Точно так же поощрялись и расправы над не входящими в ООП насеристами и коммунистами
"
Поэтому левые, которые вслед за правыми западными правительствами, поддерживают исламских фундаменталистов, в надежде на их борьбу со стратегическим противником - западным империализмом, радикально ошибаются.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 12 comments